Валюта:
Каталог
Поиск
Блог / Новости

Блог / Новости RSS 2.0

Марио Барт: Уроки управления тату-империей

Mario Barth: Leadership Lessons From An Ink Empire

Марио Барт: Уроки управления тату-империей


Луи Эфрон

ПОСТОЯННЫЙ АВТОР FORBES

Я пишу о людях, задачах и стратегиях руководства.  

Opinions expressed by Forbes Contributors are their own.


Tattoo Legend Mario Barth Inked to Appear on New German TV Show "Pain and Fame" this Fall on Sixx Network.

Фото: АбдулайСезай

Легендарный мастер тату Марио Барт осенью 2017 года появится в новом немецком телепроекте «Боль и слава» на канале Sixx.

Первую татуировку мне набили 22 года назад в Нью-Йорке, в салоне BigJoe’s. Было больно. На вопрос, не опасно ли это, мой мастер, не задумываясь, ответил: «Единственный риск – втянуться». 45 миллионов американцев являются обладателями одной татуировки, двумя и более – около 55 миллионов. Иными словами, 100 миллионов человек в одной только Америке любят украшать свое тело тату; на них работает индустрия с годовым оборотом под 1,7 миллиарда долларов, значительная часть которых приходится на долю Марио Барта.

 

Барт – основатель и арт-директор сетей Starlight Tattoo и Mario Barth Tattoo, изобретатель и легендарный тату-мастер. В списке его клиентов Сильвестр Сталлоне, Томми Ли, Ленни Кравиц, Джейсон Кидд – перечислять звезд спорта и шоу-бизнеса можно еще очень долго. Кроме того, Барт держит ультрасовременный салон King Inkпри казино-отеле Foxwoods в штате Коннектикут. А еще он основатель и владелец INTENZE Products, Inc. – одного из крупнейших мировых производителей и дистрибьюторов красок для тату, чья продукция не вызывает никаких нареканий даже у веганов.

У Барта десятки салонов по всей Америке и Европе. Его ведущие салоны, похожие благодаря высоким стеклянным стенам на изысканные аквариумы, работают в Лас-Вегасе – в гостиничных комплексах MandalayBay и Mirage. «Моя задача – приучить людей к качественному боди-арту, создав тем самым единую мировую тату-культуру», – объясняет Барт.

В 2005 году, когда Барт впервые попытался увлечь руководство Mirage своей идеей полуторамиллионного тату-салона на одном этаже с казино, его сочли сумасшедшим. В те времена татуировки делали в обшарпанных каморках с плотно зашторенными окнами, которые жались по углам в бедных районах. Но скептики оказались посрамлены, а идеи Барта восторжествовали. Он выстроил многомиллионную империю, чей рост измеряется двузначными числами, и стал первым в мире тату-мастером, попавшим на обложку делового журнала Inc.

Среди прочих одаренных профессионалов Барт выделяется не только талантом художника, но и прирожденным умением руководить. Столь незаурядное  мастерство он, по собственному признанию, унаследовал от отца, владевшего державшего полиграфической компанией.

Барт создал одну из самых успешных и постоянно растущих компаний в своем сегменте рынка. Его салоны обслуживают более 15 000 человек в год. Невероятные успехи Барта основаны на нескольких ключевых принципах: целеустремленность, непрерывное обновление, инновации, талантливая команда, высокий уровень профессионализма, постоянное совершенствование, забота об окружающих.

 

Целеустремленность

Создать империю Барту помогли увлеченность, яркая мечта и целеустремленность. Учиться своему делу он начал подростком, в Австрии. Тогда татуировки еще были вне закона. Большую часть времени он проводил в подвале, где делал наколки байкерам, уголовникам и тюремным надзирателям. А кроме того, он очень много выступал в защиту татуировок. В конце концов в 1987 году Австрия отменила запрет, и Барт открыл один из первых в стране легальных тату-салонов. «Моя клиентура изменилась – теперь это были главным образом доктора, которые по вечерам давали волю своей эксцентричной натуре. Днем они оперировали, а по ночам делали себе татуировки и пирсинг. Ситуация полностью изменилась», – вспоминает Барт.

Стремление воплотить свою мечту в более крупных масштабах привело Барта в США: вначале он открыл два элитных, ультрасовременных салона в Детройте и в Майами-Бич, а в 1999 году обосновался в Фэрлоне, штат Нью-Джерси.

Сам Барт утверждает, что его картину мира перевернула поездка в Соединенные Штаты в середине 1980-х. Именно тогда он познакомился с тату-мастером по имени СейлорБилл Джонсон в его салоне в Орландо, штат Флорида. «Впервые в жизни я попал в легальный тату-салон. У себя в Австрии я привык к подпольным кабинетам и безжалостной конкуренции. Признаваясь Биллу, что я и сам – татуировщик, я был внутренне готов к бою. Но вместо этого,он два с половиной часа объяснял мне, по каким правилам он работает, как устроен рынок, какая техника у него в ходу, и как лучше общаться с клиентами. Я был потрясен. У нас откровенничать было не принято: наоборот, все отчаянно боролись за свою делянку и за немногочисленных клиентов. Билл произвел революцию в моем сознании. Для него качество и профессионализм были нормой: четкая графика, тени, растушевка, грамотно прописанная  роза, – всего лишь базовые требования. Самое главное – как организована работа, как ты общаешься с клиентами, что люди думают о своих татуировках спустя лет десять. Это меня очень вдохновило. Билл открыл мне глаза на мир и на огромные возможности, о которых я прежде и не догадывался», – вспоминает Барт.

Пока Барт не сделал свой бизнес легальным, и речи не могло быть об образовании, тренингах, обмене опытом, профессиональной литературе, стандартах, четкой организации работы. Никто не хотел делиться – потому что никто не хотел уступать преимущество конкурентам. Каждый был сам за себя и с боями защищал свой бункер. Любые новшества становились обыденностью ценой проб и ошибок, и даже опытные профессионалы тратили массу времени на изобретение велосипедов. Иными словами, вся отрасль жила по совершенно неэффективным, удушающим законам. В Европе, где, помимо Великобритании, никогда не существовало легальной тату-индустрии, дела обстояли еще хуже.

«Открыв первый легальный салон, я стал  заключать союзы  и активно искать партнерских соглашений. Я уговаривал людей общаться, делиться знаниями друг с другом и с клиентами. Было непросто. Те, кто привык работать по старинке, меня возненавидели: они считали, что единственный способ выжить для нас – затаиться в глухом мрачном углу», – вспоминает Барт.

По его словам, «в те времена татуировщики стыдливо опускали глаза, если кто-нибудь спрашивал, чем они зарабатывают на жизнь. Он считали, что до конца своих дней будут вынуждены таиться по темным, грязным подвалам, и не верили, что заслуживают просторных домов и хороших машин. На это было больно смотреть».

Непрерывное обновление

Барт убежден, что устойчивое развитие бизнеса невозможно без последовательных и непрерывных преобразований. Если постоянно не внедрять новейшие  методики, бизнес, да и вся отрасль, хиреет и умирает. Сам Барт целиком и полностью верен своим принципам. Он постоянно экспериментирует на себе, так что его тело покрыто татуировками самой тонкой работы.

«Барт всегда готов рисковать, искать нестандартные решения», – говорит Билли Бёрк, режиссер и продюсер первого документального фильма о Барте. – «Он готов абсолютно все поставить на кон, если верит в то, что делает. Он всегда работает на переднем крае. Он испытал на себе все проблемы, с которыми сталкиваются мастера, и легко может определить, где кроются новые возможности и что нужно улучшить. Он досконально разбирается в делах тех, кем руководит, и старается постоянно совершенствовать методы работы. В этом и новаторство, и секрет его успеха», – резюмирует Бёрк.

Бёрк подружился с Бартом, когда кинематографисту было всего 18, и он пришел за татуировкой в  салон Барта в Нью-Джерси. Много лет спустя Барт предложил ему отправиться вместе в Японию, чтобы снять документальный фильм «Под кожей», впоследствии удостоенный множества наград. Их следующий проект назывался «Отмеченные», и был посвящен подпольным татуировкам в разных странах мира (он вышел на кабельном канале HistoryChannel в 2009 году).

 

Сотрудничество складывалось настолько удачно, что Барт попросил Бёрка помогать ему и в других вопросах. «На протяжении последних 15 лет Билли был для меня одним из самых близких людей, его советам я очень доверяю», – говорит Барт. Сейчас Бёрк – бренд-менеджер Барта.

Раньше, до появления Барта, мастера работали только с базовыми цветами. Ни одну смесь в точности воспроизвести было невозможно, что создавало немалые сложности, если клиент хотел сделать татуировку, требующую нескольких сеансов. И тогда Барт начал продавать наборы для тату из 19 цветов. Сегодня его компания производит краски более 200 оттенков: там и «матовый снежно-белый», и «банановый крем», и «вишневая бомба», и «сангрия». И это только кажется, что сдвиг от десятка тонов к нескольким сотням – самый очевидный ход. На самом деле это настоящая революция, которая дала татуировщикам подлинную творческую свободу.

Следующим шагом Барта стало создание единого центра, где делятся достижениями знаменитые тату-мастера со всего мира. Раньше никто своих тайн не раскрывал, и практикантам приходилось в лучшем случае довольствоваться уроками одного-единственного специалиста.

Сегодня, благодаря усилиям Барта, в открытый доступ выложены не только палитры знаменитых мастеров, но и пошаговые инструкции, и даже учебные видеозаписи, где комментируются технические приемы. Так что уроки у таких мастеров, как Марк Махони, Майк Демаси, Боб Тайрелл, Борис и Фредди Негрете, можно брать из любого конца земного шара. Это повышает уровень индустрии в целом, а потребители получают более качественный и разнообразный боди-арт.

Барт первым сумел наладить глобальную сертифицированную сеть поставки материалов для татуировок. Впервые в мире разработал и запустил в производство стерильные одноразовые наборы – краски для тату Intenze OneCap. Это нововведение упростило мастерам деловые поездки и сделала процесс нанесения татуировок значительно более безопасным.

В 2007 году Барт на правах консультанта и практикующего специалиста участвовал в программе реконструктивной микропигментации онкологических пациентов при отделении пластической хирургии в университетской клинике Хакенсак. Он даже разработал специальные пигменты для реконструктивно-пластической хирургии, благодаря которым кожа пациентов, подвергшихся серьезным операциям, выглядит более естественно.

Но нововведения Барта не заканчиваются внедрением новых продуктов. С недавних пор он стал вступать в партнерские отношения с крупными компаниями: студией MGM, мегамоллом AmericanDream на востоке Нью-Йорка, где канал Nickelodeon со студией DreamWorks строят парк аттракционов, рассчитанный на 55 миллионов посетителей в год. Барт хочет сделать искусство татуажа общедоступным, а для этого очень важно открывать салоны в удобных помещениях с доброжелательной атмосферой, расположенных в привлекательных и безопасных местах. В прошлом за татуировками зачастую приходилось отправляться на окраины, отыскивать там неоновые вывески и бродить по плохо освещенным комнатам. Неминуемо закрадывались подозрения, что не всякому вошедшему туда удается выйти живым.

Сегодня любой желающий может обратиться в светлый, красивый и современный  салон с зеркалами и эффектными росписями, где под соул или R&B нальют кофе и усадят в удобное кресло делать татуировку. Именно Барт проложил дорогу для таких заведений, как расположенный рядом с моим домом тату-клуб при салоне HarleyDavidson в Скоттсдейле, штат Аризона. Там можно сделать себе татуировку в стеклянном боксе, нависающем над блестящими новенькими мотоциклами. Это впечатляющее зрелище, которое вызывает ассоциации скорее с Беверли-Хиллз, чем с грязным подвалом. Теперь татуировщики могут смело гордиться своим искусством, а не прятаться по углам, как изгои общества или маргиналы.

Барт произвел невероятный сдвиг в сознании, и в итоге сама индустрия воспринимает себя по-другому. В прошлом главной фигурой был не клиент, а мастер: татуировки наносились на тело по его желанию. Сегодня все не так. Барт требует, чтобы каждый мастер сначала разобрался, что именно клиент имеет в виду, а потом постарался претворить его мечты в реальность. «Нужно общаться с клиентом. Представлять себе, зачем он пришел. Мастер – это просто инструмент, который помогает воплотить мечты. Тут уже не место никаким эмоциям. Надо просто залезть в голову к клиенту – как и в любом другом бизнесе, тут сразу понятно, когда удается нащупать верную кнопку», – объясняет Барт, который верен своим правилам в любом проекте и тратит много времени и сил, чтобы объяснить, почему такой подход важен и что именно требуется от сотрудников.

Нововведения Барта не просто ускорили развитие его собственного бизнеса и отрасли в целом. Они сделали весь процесс более надежным, предсказуемым и безопасным.

Новые идеи

Барту важно не просто развитие отрасли: он возглавляет целое идейное движение, в основе которого, по его мысли, должно лежать просвещение.

«Искусству татуировки 4 000 лет, но искусствоведы и музейные кураторы его игнорируют. В некоторых государствах татуировки до сих пор запрещены, – объясняет Барт. – Для того чтобы обеспечить устойчивое развитие всей отрасли, мы должны объяснить людям, в чем суть нашего искусства, рассказать о его богатой истории, продемонстрировать его красоту». Учебных заведений, где преподаются подобные дисциплины, нигде в мире пока нет.

Стремление к популяризации отрасли подтолкнуло Барта к разработке кино- и телевизионных проектов. Одним из последних стал австрийский сериал под названием «Боль и слава", рассказывавший о социокультурных корнях боди-арта и основах его эстетики.

Создать общественное движение вокруг полузапретного вида искусства, которое многие до сих пор считают сомнительным проявлением дурного вкуса, – не самая легкая задача. А ведь существует и дополнительное препятствие: в общественном сознании закрепилось представление о татуировках как о форме наказания – на протяжении многих веков ими клеймили преступников. Покойников с татуировками и сегодня отказываются хоронить почти на всех еврейских кладбищах. В Японии человеку с заметной татуировкой почти невозможно получить работу в крупной компании, в госучреждении или в правоохранительных органах.

Но Барт стремится вывести искусство татуировки из тьмы на свет, прославить во всеуслышание то, о чем прежде было стыдно даже упоминать, сделать андеграундную культуру мейнстримом. Он мечтает выстроить полноценную индустрию, сделать татуаж уважаемой профессией, возвести его в ранг настоящего высокого искусства, которое не стыдно будет демонстрировать на публике. «Если хочешь быть профессионалом, то и веди себя, как профессионал», – призывает Барт.

Самого себя он считает человеком целеустремленным. Мир, с его точки зрения, полон возможностей, которые только и ждут, чтобы ими воспользовались те, у кого хватит на это смелости. «Я твердо знал, что моя профессия может быть другой, хотя благодаря этому я нажил много врагов. Я призывал мастеров делиться идеями и приемами, владельцев салонов – выходить из тени, отрасль в целом – изменить представления об организации работы и обслуживании клиентов», – говорит Барт.

«Всего 10 лет назад 99% людей приходило прямо с улицы. В управлении никто не разбирался. Сегодня ситуация постепенно меняется – благодаря просвещению и инновациям», – говорит Барт.

Талантливая команда

Если вы решите сделать татуировку у Барта, нужно будет записаться, дождаться своей очереди года через два и выложить $1,500 за прием. Раз люди готовы ждать так долго, значит, можно с уверенностью сказать, что результат того стоит. Из разговоров с Бартом сразу становится ясно, насколько он любит свою работу. Заниматься любимым делом и быть в нем лучшим, – идеальный рецепт жизненного успеха. И достижения Барта тому прекрасное доказательство.

Наряду с прочими новшествами Барт ввел официальные спонсорские программы для мастеров татуировки. Креативная академия Intenze во Флоренции поддерживает 57 лучших профессионалов мира, обеспечивая им возможность заниматься тем, что они любят и что у них лучше всего получается. Условие только одно: они обязаны учить тех, кто желает специализироваться в этой области, двигать отрасль вперед.

В свою собственную команду Барт старается набирать бодрых, жизнерадостных и дружелюбных профессионалов из числа лучших. Ему важно добиться взаимопонимания – и принципиального, и личного. Барт старается иметь дело с людьми, которые разделяют его убеждения, но при этом думают и действуют по-разному. Он ищет специалистов, которые задумываются о будущем, стараются работать по-новому и готовы помогать Барту осуществить то, что он считает своим жизненным предназначением – найти и восполнить недостающее звено, которое обеспечит устойчивое развитие отрасли. Процесс приема организован очень четко: новичкам объясняются основные требования, затем они проходят тренинги и наблюдают за работой опытных мастеров. После 30-дневного испытательного срока работы претендентов анализируют, чтобы понять, насколько успешным окажется дальнейшее сотрудничество.  Все решения принимаются коллегиально. Те, кто остается, работают и 15 лет, и 20.

Империя Барта продолжает стремительно расти и развиваться именно за счет того, что он дает сотрудникам проявлять свои сильные стороны, занимаясь любимым делом. Такой подход во многом обусловил успех компании.

Высокий уровень профессионализма

«Мы мечтатели – и мы же исполнители. Иначе нельзя, если собираешься добиться успеха вместе с нами. Марио хочет, чтобы люди строили большие планы, а потом, засучив рукава, брались за их исполнение. Ведь у нас очень динамичная отрасль, она требует предприимчивости, умения быстро ориентироваться и перестраиваться», – объясняет Бёрк. Новые идеи и творческий подход приветствуются, но ценятся прежде всего результаты. Барт точно знает, что идеи – ничто, если они не реализованы.

«Раз обещал – значит, нужно сделать, причем в срок. А еще требуются вежливое обращение, мастерство и умение работать в профессиональной среде. От тату-салонов такого ожидают в последнюю очередь, однако у нас все именно так. Вся компания – одна большая семья, занятая творчеством, но в рамках хорошо отлаженного и эффективно выстроенного бизнеса», – заявляет Барт.

Он утверждает, что в любой отрасли составляющие успеха одни и те же: нужно четко ставить цели и эффективно добиваться результатов. «Считать, что к кому-то эти правила не относятся, – большая ошибка», – добавляет Барт.

 

Постоянное совершенствование

Секрет успехов Барта – в том, что он открыто и последовательно придерживается заявленных принципов, прислушивается к отзывам и старается постоянно улучшать обслуживание. В Соединенных Штатов у него работает 68 мастеров, и каждое утро за чашкой кофе Барт оценивает и комментирует каждую татуировку, сделанную накануне. Такой оперативный фидбек гарантирует высокий уровень обслуживания для каждого клиента и постоянное совершенствование методов работы. На отзывы клиентов в компании реагируют не менее оперативно.

«Сервис в тату-салоне должен быть не менее качественным, чем любом хорошем магазине: удобство, доброжелательность и большой выбор, отвечающий запросам клиента», – объясняет Бёрк. – «Именно в этом и заключается вклад Марио. Он сделал тату  настоящим профессиональным бизнесом», – добавляет Бёрк.

Забота об окружающих

Подход Барта во многом определяется принципом «заботливого начальника». «Люди, которые у меня работают, – это моя семья. Мне важно, чтобы их жизнь и карьера складывались удачно. Их профессиональный рост и успехи – одна из моих целей», – говорит Барт.

«Марио – один из самых преданных, чутких, заботливых, искренних и щедрых людей на свете. Он заслужил свой успех неподдельной заботой об окружающих. В ответ все, включая меня, готовы трудиться ради него, не покладая рук. Его любят – и поэтому всем хочется, чтобы у него получилось. Марио добился успеха в силу склада своего характера: он очень много отдает тем, кто оказывается с ним рядом. Такая у него карма», – объясняет Бёрк.

И в общении с клиентами Барт остается верен себе. «Для него ценно общение, а не продажа товара», – подчеркивает Бёрк. Цель Барта – сделать так, чтобы мастера могли постоянно совершенствоваться, а любой клиент получал то, о чем мечтал, и самым надежным и безопасным способом. Именно этим и отличаются продукция и услуги в его компании.

Барт заработал более 200 международных наград – он считается одной из самых влиятельных фигур в истории боди-арта. На его ежегодный тату-музыкальный фестиваль в Нью-Джерси под названием InkedOut («Отмеченные») собирается более 20 000 гостей, перед которыми выступают ведущие тату-мастера со всего мира.

Свою главную задачу Барт видит в том, чтобы правильно организовать работу отрасли, компании и всех ее сотрудников и выстроить отношения с клиентами. Парадоксальным образом, именно эти правила пытался привить ему отец, однако в детстве Барт очень сильно сопротивлялся урокам.

«Я понимаю, что в одиночку не справлюсь. Один человек не выиграет войну, но он может стать стратегом и обеспечить победу», – заключает Барт.